Фэгорт

Объявление

Волки: Каменные души Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фэгорт » Архив отыгрышей » Квест о нападении на короля; Валло [завершён]


Квест о нападении на короля; Валло [завершён]

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Время; место; погода: 332, Ноябрь, примерно центр острова. Снег еще не выпал, повсюду грязь и слякоть.
Продолжительность отыгрыша: первая часть - несколько часов; вторая - около суток, но возможно и дольше, если одного из нападающих возьмут в плен.
Очередь: Норфолк - Лекс - Лайонел - Мерлок - Тартар

Сюжет и задачи

На короля совершается нападение. Нападают двое волков, момент они выбрали крайне удачный, король как раз в это время решил побыть один и отправился на охоту. Нападающие зашли с подветренной стороны, застав короля врасплох. Завязалась борьба, одного из нападающих королю удалось одолеть, тот потерял сознание, а второму удалось скрыться. Король дотащил волка потерявшего сознание до своего обиталища и посадил его под стражу.

Задачи:
1. Задачи Короля:
• Отвязаться от охранников и отправиться на охоту в одиночестве;
• Победить одного из нападающих и спугнуть второго;
• Дотащить одного из нападающих до своего обиталища;
• Попытаться узнать, зачем волки совершили нападение и почему об этом ничего не знали и не доложили его вездесущие шпионы;
2. Задачи нападающих:
• Напасть на короля;
• Проиграть битву;
• Первому постараться не выдать никакой лишней информации королю;
• Второму решить будет ли он спасать только свою шкуру, убегая, или спасать шкуру товарища;

Участники

Король - Норфолк
Первый нападающий - Лекс
Второй нападающий - Суспенсия
Остальные - Тартар, Мерлок, Лайонел

Отыграно

Первая часть - Нападение на короля, проигрыш нападающих в битве.
Вторая часть - Допрос одного из нападающих.

0

2

Слякоть отвешивала лапам мерзкие поцелуи, словно это остров выражал почтение своему королю таким нестандартным методом. Норфолк неспешно бродил по уснувшему зимним сном лесу, оставляя за собой ровную цепочку следов, тут же наполнявшихся мутной жижей. Под ногами - противное месиво из грязи и воды. Наверху - голые ветви, скрюченными пальцами царапающие мертвенно-бледное небо. В такое время жители разделяют хмурость погоды, но только не Норф.
Несмотря на уныние пейзажа, настроение у короля было превосходным. Волк шёл, про себя мурлыкая бодрый мотивчик и довольно покачивая хвостом. Сегодня монарх решил поохотиться в одиночку. Охранники никак не желали отпускать правителя, но в конце концов им пришлось уступить. Время от времени Норфолк замирал, прислушиваясь. Не шуршит ли где заяц, не хлопает ли крыльями глухарь?
Внезапно внутри зверя что-то беспокойно дрогнуло. Сделав очередную остановку, огненный волк глубоко потянул воздух и кожаный нос затрепетал будто мотылёк на ветру. Лёгкие наполнились прохладой, старыми запахами добычи и соратников короля. Всё как обычно. Норфолк облегчённо выдохнул и расслабил плечи, намереваясь продолжить путь. Он нисколько не подозревал, что скоро охота начнётся на него самого.

0

3

Лекс шел по мокрому снегу за Норфолком со своим напарником - Суспенсией. Он никогда не называл его королём, кроме официальных встреч. Вокруг прекрасный зимний лес, ещё не прикрытые снегом деревья и кусты. Деревья нацелили свои голые ветви и стволы в мрачное небо. Всё уснуло, только волки суетились - одни свергали короля, другие его защищали. Волк наслаждался всей душой: Он убьёт главную цель и станет, с помощью пары смертей и исчезновений вожаком,
поэтому Лекс радовался всему - и неприветливому пейзажу, и мрачному небу, и слякоти, а больше всего его порадовала попутчица-волк.
- Норфолк, тебе жить несколько часов. Лучше бы ты убежал с острова! А то придётся убить твою семью, не самому, конечно.
Лекс двигался ровно и ритмично, словно маршировал. Несмотря на слякоть, мокрый снег и грязь он шёл невозмутимо и с уверенностью в себе. Волк сконцентрировался на своей цели - убить Норфолка. Для этого он должен был подкрасться к жертве и прыгнув на короля, свернуть ему шею. Хотя на деле всё было не так просто и Лекс не стал напрягатся. Волк  расслабился и просто смотрел на Суспенсию, наслаждаясь всем на этом свете.

Отредактировано Лекс (2014-12-03 20:55:40)

0

4

Сегодня у нее было отличное настроение. Радостное, коварное, все ее нутро было полно тихой злобы, а это ли не есть хорошее настроение? Ее поступь всегда была неровной, а сейчас она передвигала лапы так, будто кости уже не одну неделю ноют и мешают нормально двигаться. Однако Панси шла по мере своей бесшумно, лишь слегка шаркая когтями по мокроватой земле и вполне себе поспевая за Лексом.
Все гениальное - просто. Догнать, убить, найти Мерлока. Догнать, убить, найти Мерлока... Догнать, убить... Да, как же это просто звучало. Однако если с первым трудностей не возникало, то со вторым сложности весьма могли были быть. Поговаривали, что магическая сила Норфолка на высоте, и более того, ему подвластна боль. Ее иллюзия, как и самой Суспенсии. При этой мысли невольно становилось неуютно. Да, одно дело причинять боль самой, чувствовать, как она волнами пробегается по телу других, но какого было бы почувствовать ее самой? И если королю удастся использовать свои силы, то что он предпочтет? О, тут большой аспект. Заставить Пенси чувствовать, как сломанные ребра втыкаются в легкие? Как рвется шкура, как подушечки лап обжигает невидимый огонь, как ломается челюсть? Иллюзорно, конечно. И все же, почувствовать такое Панси не... Хотя, может и хотелось. Да. На одну секундочку. Узнать, какого это - стать жертвой собственной силы. А потом атаковать самой...
Взгляд Лекса словно прожигал шкуру, хотя Суспенсия и сомневалась, что это можно было назвать пристальным вниманием. Однако она не очень любила, когда на нее смотрят, открыто или косо. Лучше, когда отводят взгляд. Определенно.
-Ты в прострации, или как? - тихо просипела охотница, так что ее едва было слышно, -Лекс, ты убьешь его, если все пройдет гладко. А я попытаюсь отвлечь.
Панси уже давно думала насчет хоть какой-то тактики боя. В итоге решено было использовать свои силы. Мало кто сохраняет концентрацию, ослепленный резкой болью. Возможно, Норфолк бравый боец, но это должно было дать нападающим преимущество хотя бы в несколько секунд. Таких драгоценных, таких нужных секунд.
Интересно, где Мерлок?
Суспенсия еще сильнее сгорбилась и осторожно втянула носом воздух. Ничего. И среди деревьев его не видно. Однако, лидер здесь. Да, он должен посмотреть на триумф или же неудачу. Он должен увидеть это, чтобы знать, что делать дальше.
А когда все закончится, Мэл, что же ты будешь делать?
И с этими мыслями Пенси продолжала идти по пятам за Норфолком, намереваясь совершить преступление, за которое некоторые личности ее не простят.

Отредактировано Суспенсия (2014-12-03 21:35:33)

0

5

Теперь вопрос, зачем я пошел за ним? Лучше бы сидел дома в тишине и уюте, но вот захотелось так резко, а теперь совсем не знаю, что делать. - наследник бесшумно переставлял лапы, прячась среди стволов деревьев, кустов и камней. Только этаслякоть неприятно хлюпала, хоть и тихо. Лапы увязали в грязи, неприятное ощущение. Лайонел остановился, приподнял переднюю конечность и презрительно уставился на противную грязь. Такое ощущение, что он - невоспитанный поросенок, хотя может это отчасти и правда. Тут Норфолк остановился и принюхался. Лайонел так и замер с приподнятой лапой и испуганными глазами. Но все обошлось, и король двинулся дальше. Волк успокоился и двинулся за ним. Лай чувствовал, что сегодня что-то не так. Только волк был в легком недоумении. Он не понимал, почему его отец пошел в "такую шикарную погодку" на охоту. Наверное, надеяться поймать лягушку.
Интересно, чем сейчас заняты мои друзья... - Лайонел тяжело вздохнул, но тут же резко замер. Только его вновь не заметили. Это хорошо, а не то отправят обратно и накажут скорее всего, как маленького провинившегося волчонка. Но такое нашему герою не надо, ибо насиделся он в королевской пещере. Там настолько скучно, что даже мошки не кусают. В детстве маленькому Лаю казалось, что они умерли и приклеились к стенке. Глупо и смешно, но он же был ребенком.
Лайонел вновь отправился за отцом. Наверное, он прекрасный шпион, когда ему это надо. Волк оглянулся назад, но вроде никого из его стаи не было. А может быть где-то здесь находится Тартар и вот тогда надо прятать уши и, поджав хвост, рвануть обратно домой. Лай хитро улыбнулся и мечтательно подумал о том, как когда-нибудь сам даст ей по слуховым аппаратам. Так сказать в ответ, только немного запоздало. Тогда его спас Сэм он неминуемого позора, но он же не может надеяться только на друзей. Все-таки будущий король должен тоже что-то уметь, в его обязанности также входит защищать свою честь. Вроде все хорошо... Но тут как-будто что-то шепнуло ему на ухо: Пока спокойно...
Сердце забеспокоилось и начало терзать Лайонела.

0

6

В последнее время всё складывалось слишком удачно для восстания. Мерлок, будучи волком довольно мнительным и серьёзным, много раз прокрутил в голове возможные неурядицы, проблемы и ошибки. Но сегодня, повторимся, всё слишком удачно сложилось. Разведке удалось добыть информацию о том, что Норфолк решил поохотиться да ещё и в одиночку. Восстание не могло не отреагировать на это удачное стечение обстоятельств, которое Мерлок ждал уже давно. Он лично отобрал двух лучших воинов для "охоты" на короля. Сегодня всё должно решиться.
Мерлок решил лично увидеть либо триумфальную победу, либо горькое поражение. В любом случае, нервы придётся оставить в лесу. Мер решил обойти выбранных им Лекса и Суспенсию по холму, откуда открывался отличный вид на лес. На небольшом подъёме можно скрыться среди плотно растущих деревьев, но много проблем доставляла грязь и слякоть.
Осень Мер не любил, но сегодня он был благодарен погоде за не меняющий направления ветер. А Норфолку за то, что решил пойти против ветра, что скроет присутствие его убийц. Мерлок вдыхал очень редко, сердце колотилось, а в ушах была гробовая тишина, нарушаемая только хлюпаньем грязи.
-Ребята, не подведите.
Среди деревьев мелькнули две тени, наверняка Лекса и Суспенсии. Мерлок слегка успокоился, волки делали всё точно по плану, но предчувствие проблем тревожило вожака восстания. Он продвигался чуть впереди шпионов, чтобы просмотреть территорию впереди и, если что, предупредить волков об опасности.

0

7

Сегодня у королевской пещеры было непривычно тихо. Обычно Лай устраивал хоть какой-то шум, по которому я его быстро находила и забирала на тренировку. Однако сейчас... Такое чувство, что все ушли, забыв об этом предупредить остальных, - сердито подумала я, настороженно принюхиваясь у входа.
Вот терпкий запах короля. Властный и всепобеждающий, в этот раз он чуть разбавлялся непривычной ноткой радости. Похоже, сегодня Норфолк ушёл в хорошем настроении, - подумала я, продолжая принюхиваться. Вот резковатые запахи советников. Они следовали за королём, чем-то встревоженные. Судя по терпкой горечи поражения, остановить его им не удалось. А вот и запах того, кого я ищу. Как всегда, им вело любопытство, и о последствиях наследник даже не задумывался. А надо бы, - хмуро подумала я, уловив ещё два запаха. Эти волки были из нашей стаи, но лично мне не были знакомы. И, судя по следам и запахам, эти волки следовали за королём.
Такое чувство, что они на него охотятся, - мелькнула у меня неприятная мысль минут десять спустя, когда я, наконец разобравшись в следах и пройдя какое-то расстояние по ним, изумлённо остановилась, заметив, что следы двух волков разделились и они как бы... окружают короля. Лайонелу невероятно повезло, что он сам прятался от отца, и потому не заметил этих следов. Подозреваю, что иначе я уже давно наткнулась бы на хладный трупик подростка. Честно говоря, такие мысли отнюдь не прибавляли оптимизма, и я прибавила шагу, а потом и вовсе помчалась по следам.
Сейчас было не до этикета и остальных правил поведения с королём, которые важны только в мирное время, счёт шёл на минуты, если не на секунды. И если я не успею... - мелькнувшая мысль совсем не обрадовала, и я попыталась ещё ускориться... Однако снег проваливался подо мной, в считанные минуты превратив мою шерсть в мокрые и потяжелевшие от воды колтуны, и увеличить мою скорость было проблематично. Я набрала побольше воздуху и окликнула короля, продолжая пробираться к нему и пытаясь найти наследника взглядом:
- Норфолк!.. - однако это всё, что я успела сказать, прежде чем две тени, до того кравшиеся параллельно с королём, наконец решились напасть. Я зарычала, встопорщив шерсть на загривке, и бросилась наперерез волчице, машинально активируя свою активную способность.

+1

8

Ощущение эйфории улетучилось довольно быстро, и Норфолка вновь стало щекотать дурное предчувствие. Он всё чаще принюхивался, вслушивался в холодную тишь леса и обеспокоенно рыскал глазами по сторонам, будто почуявшая неладное дичь пред решающим броском охотника. Норфолк старался заверить себя, что держит ситуацию под контролем, но все равно в подсознании молотком стучало одно: "Я добыча, я добыча, на своей охоте я сам стал добычей!" Король резко остановился, раздражённо вонзая в когти во мшистую землю. Хватит бегать от опасности. Пора заглянуть ей в морду и наконец узнать, что за нечто преследует его. Хвост вздёрнулся кверху и напряжённо застыл, словно колышек. Чтобы там, под сенью деревьев, не пряталось, Норфолк не позволит сделать из себя безжизненную груду шерсти и костей. Огненный волк описал небольшой полукруг, сосредоточенно рассматривая призраки лесных теней, когда одна из них внезапно шевельнулась. Норф изогнул тёмные губы, явив миру боевой набор зубов, слегка тронутых желтизной. Но секундой позже в этой тени монарх различил Тартар. Взволнованно прозвенело имя короля и тот усмотрел рядом с волчицей другую самку, вряд ли настроенную дружелюбно - друзья не станут подкрадываться с подветренной стороны. Поворот головы и Норфолк узрел второго волка, которого ни разу не замечал в стае. Быстро сообразив, что к чему, правитель призвал на помощь электрокинез. Спустя полсекунды навстречу нападавшему (Лекс) стремительно летел горячий энергетический шар.

0

9

Лекс машинально ушёл влево от посланного шара, но поскользнулся на склизкой земле и упал. Волк сразу же огляделся вокруг и заметил Тартар.
- Ещё одна... Тартар... Лучше бы сидела в самой глубокой норе и не высовывалась! Ну или бежала бы глубоко в море на самые дальние островки и там доживала свои лета!
Через мгновение в Норфолка летел электрический снаряд (калибра 800 мм), а сам Лекс разгонялся, чтобы за один удар свернуть "Великому Вождю" шею и скинуть врага в ближайшую канаву.
- Норфолк, если победим мы с Суспенсией, то о тебе больше никто не вспомнит, а твоя семья станет обычной волчьей семьёй. Ты меня же не убъёшь?... Ну нет Норфолк - ты попытаешься узнать о восстании. Ведь так, о "Великий Вождь"
После этих мыслей ему оставалось всего пару метров до короля (рок-н-ролла) быстрым бегом. Лекс прицелился и подготовился к последней схватке с Норфолком. А может и не последней...

0

10

Изначально все было хорошо. Заговорщики убедились, что Норфолк отошел на приличное от пещеры расстояние, и цепочка их следов перекрестилась, заключая волчьего короля в свой медленно сужающийся круг.
Суспенсия быстро глянула на скользнувшую за деревьями тень Лекса и припала к земле еще немного. Чтож, ее обычная незаметность и маленький рост сейчас были на лапу - волчица буквально стелилась по грязной земле, подбираясь ближе и собирая силы на то, чтобы атаковать.
Сосредоточиться. Собраться. Действовать.
Она на минуту прикрыла глаза, соскребая со стенок своего жалкого сознания всю ту ненависть, что могла когда-либо испытывать и сохранить при себе - скребущее чувство, разрушающее покой и дающее новые силы. Нет, Суспенсия не ненавидела Норфолка. Она вообще мало что ненавидела полноценно, но сейчас был тот самый момент, когда следовало собрать все эти крошечные кусочки и высосать из них необходимую энергию...
Волчица открыла глаза. Она готова.
Команда была негласной, она прозвучала на уровне подсознания, и заговорщики бросились вперед, зная, что времени медлить нет. Все было прекрасно. До этого момента.
Тартар появилась абсолютно неожиданно, огласив округу громким воем, предупреждающим об опасности короля волков. Однако это было бессмысленно - Норфолк заметил две тени раньше, чем о них успели сообщить. Чтоже, король, ты считал, что можешь отвязаться от охраны и гулять один? Глупый маленький король, сегодня ты поплатишься. И даже если не умрешь, то положение твое шатнется, а уверенность в себе поколеблется.
Хранительница портала неслась к Суспенсии со всех лап, и той пришлось оставить Норфолка на попечение своему союзнику. И, развернувшись, тощая волчица прыгнула вперед, атакуя.
А затем ее отбросило, как тряпку, прокатило по грязной земле, и пришлось оставить на ней мелкие раны-борозды от тупых волчьих когтей. Грязь захлюпала, сдвинулась, и ранки быстро затянулись, вновь являя миру однообразную коричневую кашу. Суспенсия вскинула голову, понимая, что не могла промахнутся. А значит, тут дело было в магии. Какая-то блокировка?
Чтож, она тоже умеет колдовать. Охотница прищурилась, и последний кусочек, хранивший в себе ненависть к тому, что есть в мире, упал в общую кучу с тихим звоном. И весь удар, который должен был вынести на себе Норфолк, пришелся прямо на Хранительницу. И Суспенсия услышала, как с громким хрустом сломались все четыре лапы Тартар, и чуть не заметала хвостом по земле от радости. Конечно, это слышала лишь она, ведь иллюзии не могут слышать другие, те, кому они не принадлежат. Зато они могут чувствовать.
-Дорогуша, ты плохо выглядишь.
Панси наконец оскалилась, отпустив подобное высказывание. А потом поняла,что что-то не так.
Нет! Какая у нее способность, какая?! Почему она ничего не чувствует?!
Волчица отступила на шаг, поняв, что ее огорошили. То, что она так тщательно представила в своей голове, все то,что должна была почувствовать Хранительница Портала, прошло мимо. Никакой боли. И вся сила, вложенная в удар, который не подействовал, куда-то ушла. Кажется, ментальный блок? О, это чувство страха. Как быть, если противника нельзя достать. Как быть, если ему нельзянанести удар?

флэшбек

не совсем поняла, как работает ментальный блок

Отредактировано Суспенсия (2014-12-27 18:14:43)

0

11

Внутри все дрожало, такое ощущение, что что-то не так. Тихо, как перед бурей. И ещё Лай плетется сзади, как неопытный шпион, боясь, что скоро его обнаружат. Но пока все спокойно. Равновесие не нарушено, отец все также идет впереди. Интересно, он вправду рассчитывает, что сегодня можно поймать хоть что-то? Хотя, есть шанс поймать своего сына-шпиона, а потом можно и погрызть его своими упреками. Так что Лайонел ощущал себя дичью, которая вроде ещё и охотник. Только явно напряжение и волнение витало в воздухе. Казалось, что здесь не два волка, а намного больше.
Так-с, Лайонел, ну, и куда ты опять влип? Допустим, что ничего не произойдет и ты благополучно вернешься домой со всеми четырьмя лапами, ну, а потом все равно кому-то проболтаешься, не так ли? Да, я мастер разговаривать с друзьями возле королевской пещере, когда там сидят мои родители. Ладно, зато Тартар нет, значит, никто по ушам не даст.
- Норфолк!.. - дрожь по телу и машинальный поворот голову в сторону. Да, эта она - его дорогая и любимая наставница. Что? Лайонел лег на землю, чтобы его не заметил бегающий в поисках его души взгляд зеленых глаз. Черт, ну, как так-то? Я же вроде незаметно ушел...Могла бы отдохнуть, а не бегать в поисках...хотя может она знает что-то?
Потом начался полный и непонятный бардак. Энергетический шар полетел куда-то вперед. Потом Лай обернулся. Там стоял черный волк, но он не из стаи Короля. Наследник тихо зарычал. Ему не нравилась ситуация. Одни нападают с подветренной стороны, другие появляются откуда не возьмись, и вот как тут учиться быть шпионом? Нет, так дело не пойдет.
Дальше Лайонел заметил знакомый серый силуэт. Он давно её не видел, и сейчас в душе все плясало от радости, хотя Суспенсия давно уже не друг. Хвост замотался из стороны стороны, и наследник сразу не понял, что две дорогие ему волчицы теперь противостоят друг другу. Тартар явно хороший воин, но и Панси не отстает от неё. Что делать?!
И тут взгляд наметил как черный волк использовал свою способность, а потом понеся к отцу вместе с угрозой для жизни короля. Лайонел выскочил из своего укрытия и прыгнул на врага, широко раскрыв пасть. Конечно, он не повалит врага на землю, но тут он отвлечет его, даже испугает своим неожиданным появлением.
- Уйди, жалкий кусок падали! - Лай принял боевую стойку, оскалившись и показав два ряда острых молодых зубов. Драться особо не хотелось, поскольку опыт отсутствовал. Но сейчас он и сам не понимал, что делает. Просто, когда этот незнакомец побежал на отца, внутри все вскипело и заставило атаковать. Плевать, что сейчас будет, главное, защитить короля и своего родителя. Лайонел глянул назад, чтобы убедиться, что все нормально. Но, возможно, что этот маневр будет стоить ему жизни, поскольку он отвлекся и стал открыт для атаки. Сейчас ни устрашающий вид, ни вздыбленная шерсть, ни острые зубы Лайонела не остановит врага, если тот решит нападать на подростка.

+1

12

Офф. Очередь Мерлока временно пропускаем, пока он не вернётся.

Я с рычанием мчалась на волчицу. Шерсть на загривке встала дыбом, серде билось сильно и смело в ожидании битвы, я готова была дать отпор. Но следующее её действие меня удивило: внезапно её отбросло в сторону непонятной силой, протащив по мессиву из слякоти грязи и снега. А я почувствовала, как какая-то чужая, неведомая мне сила попыталась пробиться в моё сознание, подчинить себе. Слава Этель, у неё это не получилось, однако я поняла, что волчица не так проста, как кажется. Возможно, у неё иллюзии, - подумала я, вспоминая странный выкрик противницы. Но что-то я сомневаюсь, что они безобидные.
Я собиралась снова броситься в бой, когда впереди внезапно раздался знакомый голос, с привычным мне гонором произнёсший:
- Уйди, жалкий кусок падали! - я, несколько ошарашенная таким безрассудством, резко подняла голову, взглядывая вперёд... И открылась для удара, чем не замедлила воспользоваться противница, бросаясь прямо на меня. Очнувшись, я помчалась ей навстречу, на ходу продумывая план своих действий. Я ещё не предполагала, что именно сделаю, но одно я знала точно: моего ученика и единственного наследника короля надо было спасать.
До нашего столконовения оставалось не более трёх метров, когда я, внезапно для противницы, сменила траекторию и постаралась отбросить её плечом в сторону, промчавшись дальше и давая время своим для новых манёвров. Смотреть, получилось у меня или нет, времени не было: на наследника мчался более крупный и опытный, чем он, волк, и надо было успеть помешать противнику атаковать Лайонела.
Чувствуя, что у моего ученика шансов на выживание всё меньше, я прыгнула на волка, надеясь сбить его и отвлечь от Лая.

0

13

Попытка Норфолка увернуться от снаряда увенчалась успехом, но стоила потерянного равновесия. Лапы прекратили слушаться зверя, разъезжаясь в стороны на скользкой земле, и вынудив монарха поприветствовать животом почву. Норф пару секунд провалялся в грязи, приходя в себя и глазея на мельтешащие вокруг хвосты да лапы.
Однако за это время бунтарь успел бы нанести решающий удар, не предприми что-нибудь король. Или его сын. Появление Лайонела заставило морду Норфолка мимолётно исказиться в гримасе удивления. Странное дело. С одной стороны наследнику следует задать хорошую трёпку за подобное безрассудство - восставший волк не станет жалеть королевского отпрыска. Но если бы не Лайонел... Нет, лучше не думать об этом. Так или иначе, а тратить драгоценное время на семейные разборки, Норфолк не собирался. Одним усилием вскочив на лапы, он был готов кинуться на защиту сына, но его опередила Тартар.
Хорошо. Значит, пора заняться тем, кто сейчас способен беспрепятственно атаковать. Взгляд ухватился за Суспенсию. Они оба были творцами. Оба творили самые изощрённые иллюзии, заставляя своих жертв верить в боль, терзающую их бренные тела. Пожалуй, на этой детали сходства правителя с бунтаркой и начинались, и заканчивались. Однако Норфолк не знал даже об этой единственной похожести, так как не стремился вникать в способности оппонентки.
Монарх протянул незримые щупальца в сознание Панси, отравляя её разум иллюзией, внушая волчице, что неведомое существо заживо содрало с неё шкуру. В прямом смысле этой фразы. Норфолк бросился навстречу волчице, намереваясь вцепиться ей в плечо. Или шею. Или ударить грудью, чтобы сбить на землю. Как получится. Способность медленно высасывала из волка силы, но тот сумел продержать её пару секунд, за которые преодолел значительное расстояние.

+1

14

Лекс провожал взглядом летящую молнию и думал о чём-то отстранённом от реальности, наверное о будущем, о том как он станет королём, объединит весь мир, поселится в великолепной пещре, найдёт жену и умрёт в славе и величии, но вдруг перед ним возник Лайонел и закричал - Уйди, жалкий кусок падали! - Лекс немного повернул голову в сторону Лайонела и лишь кинул насмешливо-презрительный взгляд на него. И тут же отвел свой взгляд в сторону полёта молнии. Чёрт, не попал. Придётся идти в бой. С этими мыслями Лекс моментально отскочил от волчонка и начал его обходить. - Кто у нас тут... Лайонел... Отпрыск "Великого Короля" пытается защитить своего папочку! Ах-ах-аха, ты думаешь спасти отца от злого волка? Я тебя убивать не хочу, но придётся... У тебя пять секунд на то, чтобы убежать. Пять... Четыре... Три... Две... Одна... Прощай, Лайонел! - С этими словами Лекс бысто присел и со всей силы бросился на волчонка.

0

15

Он смотрел прямо на нее. Доли секунды. И это было так долго и так захватывающе. И Панси поняла, что будет дальше за это долгое, медленно текущее время. Она была слишком вымотанной собственной провальной попыткой использовать силу на Тартар, она была слишком захвачена ожиданием, чтобы что-то сделать. Лишь стояла, расставив передние лапы в стороны, провожая словно непонимающим взглядом убежавшую на помощь Лайонелу Тартар.
Лайонел. Маленький, еще слабый, но с огромным потенциалом и желанием защитить отца. Суспенсия знала, какие силы дает желание защитить кого-либо. У нее тоже такое было, но та, которую так хотелось защитить, была сейчас далеко. и в безопасности. И она не могла помочь. В голове мелькали мысли, Панси лихорадочно пыталась анализировать. Тартар. Сильная волчица, преданная волчица. Норфолк. Король, который наверняка хочет жить и защищать свою стаю.
Лекс, по-видимому, был полон боевого азарта. Но почему-то волчица понимала, что их не хватит на эту битву. Все срывается, все катится в никуда. Норфолк не один, и он все еще полон сил. А она? А что она? У нее дрожат лапы, и она ждет. Новых знаний. Новых ощущений.
Это было больно. Очень больно. Ей пришлось раствориться - задохнуться в боли, с трудом напоминая себе, что все это лишь иллюзия. Эта мысль позволила устоять на лапах, но в остальном... Волчица теперь была слишком далека от того, чтобы дать достойный отпор. Она с каким-то глупым восторгом прислушивалась к ощущениям, принимая на себя роль жертвы. После, вспоминая, как хотелось выть от ментального удара Норфолка, она будет с еще большим восторгом использовать свои собственные силы.
Сейчас сил ей хватило только на то, чтобы отскочить в сторону. Попытаться отскочить. Иллюзия отпустила, восторг и непонимание произошедшего остались. Норфолк был сильнее, был больше. Суспенсия даже особо не поняла, толи он как следует цапнул ее, толи оттолкнул плечом. Просто клацнула зубами наугад, совсем теряясь в пространстве.
Где-то за деревьями Мерлок. Смотрит и ждет конца представления. Он же понимает, что им сегодня не выиграть этой битвы?
Не очень-то хочется умирать.
Суспенсия думает об этом как-то отстраненно, заваливаясь на бок и рыча от боли в плече. Уже настоящей. Не мысли предают ей сил, но отчего-то эти силы у нее берутся. Бунтарка снова вскакивает на лапы, но не атакует. Она сразу же срывается с места, проскакивая мимо Норфолка, забывая о Лексе, не смотря, смогла ли Тартар спасти Лайонела... Это отступление, или же бегство. Без разницы. Им все равно сегодня не победить. Но если умереть сейчас, она не сможет выиграть войну. А бой в любом случае уже проигран.
-До встречи, дорогуша!
Кому это она? Тартар? Королю? Лайонелу? Может быть, Лексу?
Неважно. Ей нужно найти Мерлока.

+2

16

Что начало происходить в лесу, Мерлок несколько упустил. Нет, не потому, что он рассеян или невнимателен. Попросту задумался о вещах, о которых думать никак нельзя до победы. Да-да, он начал думать о будущем, о том, как он одолеет всё королевское семейство, как его будут уважать его последователи. Как начнётся новая жизнь. конечно, он и сейчас жил неплохо, чего уж там.
Но от сладких мыслей его вытащили взвизгивания и крики с поляны. Удивлённо вскинув брови, Мерлок начал выискивать своих последователей-Панси и Лекса. Они уже вовсю сражались с Норфолком, Тартар и откуда-то взявшимся наследником Лайонелом. Чико недовольно зарокотал.
-Чёрт! Всё насмарку!-злобно выругавшись, волк прошёл ближе к месту стычки, чтобы изучить противников и своих волков. Вдвоём Лекс и Панси должны были справиться, да и выбора другого не было-трое волков, уходящих из лагеря вызвали бы подозрения. Но вот бо оказался неравным, вдвоём они вряд ли бы смогли победить Норфолка и Тартар, но с появлением наследника чаша весов явно упала на сторону короля.
Мер, нахмурившись, наблюдал за сражением. Его приспешникам нехило досталось. Он знал, что Тартар яростная противница, даже слишком на Суспенсии. Хранительница портала не подпускала волчицу к королю, который пугал её разум иллюзиями. Сус активно сопротивлялась, старалась прорвать оборону волчицы, но та была сильнее. Тут же Мерлок увидел шаровую молнию, которую бросил Лекс с Норфолка, но ему помешал Лайонел.
-Противный мальчишка!  Может быть, если убрать его, то король сломается? Необходимо обсудить это с восстанием. -пронеслось в голове зачинщика восстания. Тем временем Лаонел снёс Лекса на землю. Бедняга, против него сильны король и не самый сильный наследник, но это уже больше, чем силы приспешника Мерлока. Волка мучило то, что он не мог никак помочь своим, ведь кто же тогда продолжит его дело? Верно, никто. Все его силы будут потрачены зря, ведь своих точных планов он никому не оставил. Он очередной раз выругался. Волк напряжённо ходил туда-сюда по холму, не спуская глаз с потасовки.
Суспенсия была выжата и вынуждена отступить. За это Мер мог её похвалить, ибо силы были неравны, а чем меньше волков с ним-тем хуже. Мерлок перевёл взгляд на Лекса, который кружил вокруг наследника, что-то ему говоря. Мерлок надеялся, что Лекс останется жив. А то, что он не выдаст его самого-Мер был уверен. Вожак восстания увидел направление движения Суспенсии и двинулся в её сторону рысью, чтобы сильно не привлекать внимание. Его не должны увидеть. Мер продвигался по мерзкой грязи к волчице, приблизившись к ней, он обернулся, чтобы убедиться отсутствии преследования.
-Пойдём, нам нужно в лагерь. Вы молодцы, но бой был неравный.

0

17

Офф. Отпись за Лая на Норфолке. Лекс, ты у нас будешь жертвой на допросе=)

Благодаря тому, что бунтарь, до нападения, немного поразглагольствовал, я всё же успела помешать ему прыгнуть на наследника: прыгнув почти одновременно с волком, в полёте я врезалась ему в бок, и через мгновение мы оба уже катились по земле, вцепившись друг в друга.
Остро ощущая все камни и ветки, встречающиеся нам на пути, спиной и боками, я трясла противника за шерсть на загривке, пытаясь получше вцепиться и заставить его остановиться. Бунтарь всячески пытался извернуться и цапнуть меня в ответ, одновременно с этим всем своим телом каждый раз при обороте кидаясь на меня. Я чуть ли не скакала у него на спине, однако это обстоятельство его нисколько не останавливало. Однажды я даже услышала какой-то непонятный хруст, однако определить, у кого что повредилось, мне не удалось. Скачка на моём своеобразном "коне" как-то не располагала к размышлениям.
Наконец мне удалось оттолкнуть от себя сопротивляющееся тело, и тут же я кинулась к нему, приземлившись ему на спину, заставив снова лечь на землю. После удара о землю волк несколько подрастерял свой пыл, и я смогла утвердиться у него на спине, стоя тремя лапами на нём, а четвёртой уперевшись в землю.
Спустя мгновение я осознала, что всё это время не переставала яростно рычать, и тут же чуть приглушила звук, впрочем, всё же не переставая "музицировать" у волка над ухом. На подходящего короля с наследником я лишь кинула несколько вопросительный взгляд, не решаясь пока слезать с пленника, потому что опасалась, что не смогу его удержать во второй раз.

Офф 2. Мерлок, если хочешь, можешь попытаться следовать за нами. Норф, после отписи за Лая, ведёшь весь отряд ко входу в пещеры, на допрос Лекса. Допрос произойдёт в этой же теме.

0

18

В виду отсутствия главных лиц, на время замораживаю данный квест.

0

19

Квест объявляется размороженным. Лай, с этого момента ты частично описываешь повстречавшихся вам волков по пути в пещеры, а также воинов, что по прибытии к месту допроса окружат Короля. Как обычно, ГМ отписывется за Короля. Лекс, реакция на допрос на твоё усмотрение, главное, что ты продолжаешь оставаться пленником.
Очередь: Лекс - ГМ (за Короля и советников) - Лайонел - Тартар.
Итак, начнём.
Сейчас - пост от Лекса.

0

20

Волк очнулся в тёмной сырой пещерке, камни уже немного трескались и начали осыпаться под действием подземных вод, находящихся где-то очень близко, судя по состоянию сводов этой каморки. Она была крохотной, в ней могло поместится волка четыре, да и то, если они прижмутся друг к другу и будут стоять так. Сам Лекс чувствовал себя не очень, болела голова, кто-то проехался по голове бунтарю, да и сам он несколько устал после схватки. Также волк не слышал ничего, кроме редких моментов, когда он сам водил когтями по камням.
Хмм... По всей видимости, я в королевской пещере. Пока ничего не слышно, значит допрашивать не собираются, посему лучше отдохнуть
После этих мыслей волк привстал, немного передвинулся на более ровное место на одном из валунов, отколовшихся от свода пещеры и лёг на него, размышляя о своих перспективах и задремал.
Проснулся Лекс от звука где-то вдали. Он сразу встрепенулся, поднял голову, быстро огляделся, но не спешил вставать. Скоро звуки стали громче, а из единственного прохода послышалась речь.

+1

21

Король был не в духе. Об этом свидетельствовали маленькие электрические заряды, что, потрескивая, бегали по его шерсти, больно обжигая неосторожно близко подошедших. Изредка эти маленькие жала появлялись перед мордой Норфолка, и тогда и без того хмурый взгляд короля приобретал даже некоторую демоничность, присущую детищам Инфестиона.
Когда обнаружилось, что бунтарь потерял сознание под лапами Хранительницы, раздражённый Норфолк едва не сорвался на Наследнике, который обеспокоенно вертелся около отца. Однако, сдержавшись, Король лишь метнул обжигающе яростный взгляд на Лайонела, заставив того чуть ли не отпрянуть в испуге. Впрочем, все эмоции короля не могли помочь здесь и сейчас, и на время переквалифицировавшись в носильщиков, Норф и Хранительница потащили бесчувственное тело бунтаря в тюрьму.
А когда Король вышел оттуда... Ох, сколько обвинений и ругательств услышали в свой адрес успевшие сбежаться в королевские пещеры советники! За то, что не знали о бунте, за то, что отпустили его, Короля, без охраны!.. Норфолк даже с Тибальдом, своим старым другом, умудрился поругаться. Первый советник и сейчас тяжело переживал размолвку со своим королём, обиженно пыхтя за левым плечом Норфа. Но благоразумно молчал, не желая снова навлечь на себя гнев короля.
Прийдя в пещеру для допросов, волк, наконец, смог затолкать до сих пор клокотавшую в нём ярость куда подальше, и, взобравшись на своеобразный трон, образованный прихотливым размещением здесь камней разных размеров, обернулся к толпе волков за спиной, в число которых как-то затесались Хранительница и Наследник, и отрывисто произнёс:
- Лайонел, Тартар, Тибальд, Окрейст, Вэйгрон - останьтесь, остальные - свободны! - пока его свита расходилась по делам, король молчал. Когда же остались лишь названные им волки, Норфолк, удобно устроившись на своём "троне", кивнул двум волкам, охранявшим проход из пещеры для допроса в тюрьму:
- Ведите пленника.
А пока воины скрылись из виду, Третий советник и начальник личной охраны короля устраивались чуть справа от расположившихся у самого подножия каменного столпа Лайонела, Тибальда и Тартар, гадая, зачем же они понадобились королю. Однако вскоре стало не до таких размышлений, ведь из пещеры-тюрьмы стали раздаваться цоконья когтей идущих обратно волков...

+1

22

Они шли обратно, к пещерам. Они – Тартар и Норфолк. В зубах тащили тело бунтаря, который умудрился потерять сознание после яростной атаки Тартар и сейчас болтался безжизненным телом с волочащимися по земле лапами и хвостом, которые периодически натыкались на разные камушки и ветки, валявшиеся на подстилке леса. Лайонел понуро волочился позади, также, как и Лекс, бросив хвост бесчувственно болтаться, хотя в отличие от бунтаря, не доставая до земли. Лапы еле поднимались, а голова была понуро опущена вниз вместе с ушами, и весь его внешний вид, казалось, выдавал внутреннее расстройство и отчаяние или, возможно, усталость, но вряд ли кто, глядя на Нела сейчас, смог хотя бы догадаться, что творилось у него внутри.
Это был его бой! Его скрытая игра в считанных сантиметрах от страха и безумной дозы адреналина. Его шпионаж, доставлявший ему такое безумное удовольствие, и, порой, его единственное развлечение, обернулся полным крахом. Однако, в этот раз Лайонел не успел так сильно из-за этого расстроиться – шпионаж оборвался битвой! Это было его первое официальное и зафиксированное нападение на бунтаря! Он - Он сам, а не кто-то другой! – готов был вцепиться в горло этому мерзавцу, посмевшему не только сунуть нос на территорию стаи, но и ещё подать жалкую попытку нападения на вожака! На самого Норфолка! Его отца. Внутри Лайонела всё дрожало и трепетало, выливаясь в приглушённый утробный рык, белая шерсть поднималась, тянулись вверх пятнистая розово-чёрная кожа губ, оголяя острые клыки, чуть отдававшие желтизной, когда он нёсся изо всех сил навстречу Лексу. Нет! Это просто немыслимо! Они просто похитили у него его первую настоящую битву! Конечно, Лайонел уважал Тартар и её решения, но всё равно не мог отделаться от этих неприятных ощущений. Хотя и, глядя на то, с какой яростью наставница атаковала сначала одного противника, практически обращая его в бегство, а потом и другого, Нел не мог не признавать её силы, опыта и мудрости, только сейчас по-настоящему осознавая, почему его отдали в ученики именно ей, но внутри всё равно всё горело. И как только они не понимают?! Я уже не маленький, меня не надо защищать!
И именно сейчас внутри у него вперемешку с щиплющей всё внутри обидой и досадой клокотала неистовая ярость, совсем не свойственная Лайонелу, но отчего-то в последнее время так нелепо ставшая едва ли не постоянным чувством волка. Этого нельзя! Того не делай! Здесь тебе нельзя – наследник, поранишься! Тут тебе нельзя – опять что-нибудь напортачишь! Там тебе нельзя – слишком маленький ещё! И если с тем, что он мог где-то что-то подпортить ненароком, Лай ещё был согласен, то «маленький»… О, это слово! Как оно его бесило и выводило из себя! Даже после того, как он в свои полтора года дорос до размеров взрослого волка, даже после того, как в свои два года он поднял свои способности до второго уровня, даже после того, как ещё через полгода он в одиночку смог поймать оленя (пускай и совсем небольшого и хилого, но очень прыткого), даже после достижения в конце концов половой зрелости, они всё ещё смели говорить ему это в лицо! Маленький! Он сам, не труся и не убегая к пещерам, поджав хвост, за помощью, бросился на встречу опасности! И не просто так ради глупого ухарства или новых ощущений, чтобы почувствовать себя настоящим взрослым волком, полноценным… Нет, не ради всего этого, а ради того, чтобы защитить своего отца, которого он любил и уважал по-своему. И что взамен?! Неистовая радость? Нет! Благодарность? Нет! Нет, нет и ещё раз нет! Даже не холодный, как обычно, а яростный, сверкавший искрами, осуждающий взгляд с толикой презрения. Неужели он ни капли не был ему благодарен?! Неужели не чувствовал то, что он действительно любит отца несмотря на его вечные осуждения и спрятанные под шкурой ненависти обиды Нела?! Нет! Так дальше точно продолжаться не могло! Это был последний раз, когда он что-то сделал для него! Для этой мерзкой, рыжей морды. Ох, и Тар, конечно, тоже на его стороне – также осуждающе опалила шерсть взглядом свои глубоких всеобъемлющих зелёных глаз. Да пропади оно всё пропадом!
Нет, сейчас он просто не мог так поступить, он не мог остановиться и, резко подняв голову, высказать всё им в их наглые морды, так часто осуждающие его за его неповиновение. Когда-нибудь придёт и его время, настанет его триумф, и тогда настанет его черёд обжигать окружающих холодом своих огненно-жёлтых глаз. Сейчас же он прекрасно осознавал их преимущество – они сильнее, старше, а потому опытнее, кроме того, их двое, так что в крайнем случае, он не сможет дать им отпор, а только сам получит лишние ненужные шишки. Вот именно поэтому он прятался сейчас под накинутым на плечи мехом подавленности и расстроенности.
За всеми этими мыслями он и не заметил, как их небольшой отряд добрался до пещер. Ярость сильно утомляла, как и все эти мысли. Он всё ещё был на грани всплеска, но думать ни о чём уже не мог, ровно как и пребывать в этом состоянии подавляемого гнева. Он чуть остыл и расслабился, вновь подняв голову и плечи, хотя любое слово, сказанное ему сейчас, и он бы сорвался. Лай чувствовал некую моральную усталость – гнев душил, а сейчас у него тяжелели веки. И как только находятся те, кто пребывает в этом состоянии постоянно? Растрёпанный, мрачный, подавленный происходящими вокруг него событиями, он даже не был ведом своим привычным любопытством сейчас, а потому, едва войдя на территорию стаи, завернул за ближайший угол и улёгся под деревом в какую-то противную жижу из грязи и елового настила. Сейчас весь лес был таким, сухо и уютно было только в пещерах, куда ему идти совсем не хотелось, и потому выбора у Нела не было. Пару раз его передняя лапа съезжала с небольшого пригорка вяжущей массы глинистой земли, образовавшегося вокруг ствола дерева, увлекая за собой всё тело, так что волку пришлось придвинуться ближе к стволу; уперевшись левым боком в его шершавую кору, Лай разместился между двух изгибов корней и хорошенько уцепился в них лапами. Как назло, пошёл холодный дождь. Хотя за раскидистой кроной сосны он был достаточно хорошо от него защищён, но некоторые особо бойкие капли всё же умудрялись проникать сквозь хвою. Ему было всё равно, он просто лежал и слушал стук капель и отдалённый шум голосов…
Сколько времени прошло – много, мало – он не знал. Лай проснулся от того, что в ноздри ударила вода, и он едва не задохнулся от неё. Голова всё ещё казалось тяжёлой, но от промозглого холода бросало в дрожь - больше тут лежать он не мог. Небольшой пригорок у ствола размыло, и волк просто съехал вниз, увязнув в этой самой глинистой грязи, а голова упала прямо в ямку, в которой сейчас красовалась приличная лужа, вода из которой как раз и ударила Нела в ноздри. Он глубоко вздохнул и начал вставать; несколько раз у него разъезжались лапы, и он падал обратно, но, в конце концов, ему удалось-таки встать. Нел, ещё несколько раз поскользнувшись, вышел из этого лесного уголочка, теперь сплошь превратившегося в размякшее земляное болото. Наконец почувствовав под ногами более-менее твёрдую землю, Лайонел отряхнулся и несколько уныло потрусил в сторону пещер – кажется, возле тюремной пещеры была какая-то суета. Он только сейчас заметил, то дождь закончился. Вся его белая шерсть потемнела, окрасившись в светлый грязно-коричневый цвет, из-за чего он то и дело ловил на себе удивлённые взгляды состайников.
Ловко вспрыгнув на уступ возле пещеры для допросов, до которой ему сейчас было невероятно лень добираться по извилистым тропинкам, он хорошенько потянулся, размяв пальцы передних лап, и из-за чего поскребя когтями по серому камню скал, и звонко зевнул. Поднявшись, Нел ещё раз отряхнулся и, уже бодрее, дотрусил до огромного сборища волков у входа. Он еле-еле протиснулся сквозь все эти шкуры и плечи, пару раз чихнув от стоявшей в воздухе пыли, создавая волну негодования в толпе, в конце концов, обнаружил себя стоящим неподалёку от наставницы. Тартар стояла в первых рядах, подняв голову и задумчиво смотря на Норфолка. Он уже собирался протиснуться к ней и спросить, что произошло и что происходит, забыв все прошлые обиды, как в воздухе рыком разнёсся рокочущий голос:
- Лайонел, Тартар, Тибальд, Окрейст, Вэйгрон - останьтесь, остальные - свободны!
Ото всей этой толпы в пещере стало очень душно и потому, когда волки потихоньку стали разворачиваться и освобождать место, чтобы вздохнуть полной грудью, своды наконец-таки перестали давить на плечи, и Лай смог прийти в себя, почувствовав, как снаружи едва заметно подул ветерок. Двигаться не хотелось совсем, однако он был вынужден проследовать за Тартар, которая за всё это время ни разу не обратила на него внимание, и сесть подле «грандиозного трона» отца. Поймав на себе недовольный взгляд отца, в котором на секунду промелькнула искра удивления (по всей видимости при виде его шерсти), Лайонел уселся, положив по-кошачьи хвост возле лап и слегка выпрямившись. Кажется, сбоку на него смотрела Тар, он уже хотел обернуться и посмотреть в ответ, но услышал приглушённый рык отца. И Лая снова взяло это мерзкое чувство. Он вздыбил загривок, пригнул голову и с хрипом прорычал в ответ. Воздух в пещере сразу наполнился отвратительной аурой вперемешку с каким-то непонятным чувством, исходящим от отца: то ли гнев, то ли что? От этого чернеющие стены снова стали давить на Лайонела. Он распрямился обратно, опустив шерсть на загривке и настороженно подняв уши, уже готовый к тому, что ещё чуть-чуть и отец прыгнет ему на спину… Но ничего такого не произошло, а вместо этого он услышал какое-то движение на «троне», после чего раздался приглушённый голос Норфолка:
- Ведите пленника.
Лайонел ждал этого момента, хотя и не был ему так уж сильно рад. Да, они захватили бунтаря, но стоило ли это того на самом деле?..

Отредактировано Лайонел (2017-01-17 11:13:44)

+1

23

Всё-таки тот неприятный хруст во время битвы с бунтовщиком мне не послышался. Я умудрилась сломать себе правую переднюю лапу, в горячке боя этого даже не заметив, а после болевой шок позволил мне относительно без проблем помочь дотащить Королю бесчувственное тело противника до королевских пещер. Но вот после, когда Король отправился в пещеру-тюрьму в сопровождении нескольких своих воинов... Дикая боль, прострелившая, казалось, всю мою лапу, заставила приглушённо застонать, из глаз невольно брызнули слёзы, а саму меня пока спасало лишь то, что я стояла больной лапой на холоднущем полу, не двигаясь.
Не помню, как я добралась до пещеры королевского лекаря. В памяти мой путь не отпечатался совершенно, лишь какие-то невнятные обрывки в море заглушавшей всё нестерпимой боли. Кажется, кто-то из воинов, оставшихся снаружи пещеры-тюрьмы, заслышав мой стон, бросился мне на помощь, любезно препроводив до лекаря. Но ни имени его, ни внешности я так и не вспомнила впоследствии. Более-менее мне запомнилась сама пещера лекаря. Горько-резким запахом трав, мягкой травой под лапами и освежающим запахом подземного ручейка, выбивающегося из-под земли где-то поблизости от пещеры. Кажется, лекаря звали Кайло, но я не поручусь за свою память, потому что в тот момент испытываемая мною боль мутила рассудок.
Лекарь смог чуть отстранить от моего сознания мою боль, заствавив прожевать и проглотить какой-то горький пучок трав. Я потом ещё несколько мгновений жадно пила воду, пытаясь избавиться от неприятного привкуса. Ещё Кайло привязал с помощью своей способности к моей лапе две палки, закреплённые выращенной им крепкой длинной травой, обозвав всю эту конструкцию непонятной "шиной" и наказав по возможности не наступать на сломанную лапу. Под конец он предложил остаться у него недельки на две, чтобы он смог проконтролировать выздоровление, но я лишь отмахнулась. Честно говоря, последние события вызывали во мне здоровые сомнения, что у лекаря будет время на лечение моего перелома. Да и от моей пещеры до пещеры лекаря было далековато, в то время как дома меня ждал мой рысёнок, что своей лекарской интуицией поражал меня уже неоднократно...
Вышла я в Главную королевскую пещеру, медленно и аккуратно переставляя лапы, как раз вовремя, чтобы услышать приказ своего Короля. Честно говоря, в первый момент у меня мелькнула мысль отказаться, но я не рискнула: больно колюч и яростен в этот момент был взгляд Норфолка. А доковыляв до подножия "трона" и усевшись слева от Наследника, я поняла, что уйти отсюда в ближайшее время уже не смогу: оказалось, это медленное ковыляние и чуть скособоченное передвижение совсем выбили меня из сил. Оставалось только мысленно вздохнуть... и смириться.
Когда же в проёме пещеры-тюрьмы показалась ненавистная морда бунтовщика, по чьей вине начались мои страдания, я машинально дёрнулась вперёд, случайно задев плечом Лайонела... И вместо злобно-грозного рычания из моей глотки вырвался какой-то тяжёлый и напряжённый полусвист: я умудрилась неудачно опереться на лапу и мгновенно проснувшаяся боль напомнила мне, чем чреваты теперь для меня эти резкие движения. Оставалось лишь обжечь противника ненавидящим взглядом зелёных глаз... и снова смириться, что сейчас из меня никудышный боец.

0

24

Лекс спокойно оглядел вошедших в его темницу волков, изобразил ухмылку на своей морде и продолжил сидеть, словно их и не было. Сразу после он услышал хриплый голос волка, стоящего впереди:
- Пошли! - Короткой была фраза, бунтарь встал с такой скоростью, чтобы не показать страх, но и не разозлить пришедших. Затем он не очень быстро спустился с камня и пошел в выход, думая:
- Хмм... О чём же меня будут спрашивать? Точно о сообщниках, организации и всём, что связано с Восстанием. Надеюсь, бить меня не будут, не хочется еще получить по шее.
Весь проход в залу, где будут допрашивать занял от силы минуты две, но для бунтаря он растянулся словно вечность. За это время он успел продумать пару ответов, несколько вариантов для ухода от вопроса и ещё пару отговорок. Прошёл н спокойно, выполняя все команды тюремщиков, дабы не получить от них ни по шее, ни по другим частям его тела.
И вот, кульминация! Внутри зала стояло несколько лиц, среди них его "подруга", благодаря которой он тут и оказался, сам Король всея Валло, а также его любимый отпрыск, ибо советников и охрану в расчёт брать не стоило, это ведь пешки. Лекс взглянул на Тартар, увидел её ярость и подумал, как можно использовать это для себя, увидел и глаза Лая, светящие верностью своему отцу. Да, ведь ему ничего делать не надо, корону получит с трупом папаши, - подумал бунтарь про него, а затем взглянул на самого короля, вежливо поклонившись и с лёгким сарказмом сказав:
-Приветствую вас, о Вседержатель Запада и Востока, Король Валло и всех волков, Деспот озёр и ручьёв, Кесарь гор и лесов, ну и прочая, прочая, прочая, о чём я не знаю в силу своей глупости, несравнимой с вашим гением, Ваше Высочество.

Отредактировано Лекс (2016-04-11 20:57:46)

+1

25

Король уже успел пожалеть о своей вспыльчивости. Ну правда, ругательства и крики, обратившиеся на его воинов и советников, мало того, что были безрезультатны, так ещё и вызвали бурю непонимания и обид, так и сквозивших во взглядах и движениях оставшихся. А ещё... Кажется, они малость подорвали его амплуа справедливого и рассудительного правителя. За это Норфу на несколько мгновений даже стало стыдно, и он бросил виноватый взгляд вниз, на сына и старого друга. Надо будет извиниться... потом, - в приступе раскаяния решил Король. Потом моргнул, приводя разбушевавшиеся чувства в порядок. Честно говоря, нападение на него самого его не особо испугало. Он знал, благодаря донесениям своих шпионов, что где-то на острове расхаживает волк, призывающий к свержению монархии. И Норфолк всегда, с самого рождения, был готов умереть за то, чтобы доказать, что его род достоин зваться королевским. Он даже мог бы понять, и возможно, где-то глубоко в душе, даже простить это нападение, ведь эти бедные глупцы не знали иного способа, как обратить на себя его внимание. Но нападение на Лайонела... На единственного сына, которого в глубине души Норф любил и очень им гордился... Нет, вот такого он простить им не мог! А потому следовало быть строгим, расчётливым, возможно, даже жёстким и жестоким... Но больше никогда не допустить ситуаций, когда он, Король, готов был выть и рычать от бессилия, от того, что не успевает на защиту дорогого ему существа.
- Не стоит показывать нам своё лицемерие, - холодно произнёс Норфолк, и электрические огни на его шкуре на миг ослепили всех, смотрящих на него. - Я знаю, какими вы можете быть подлыми. Лучше скажи мне: кто он, этот волк, что сбивает вас с верного пути?

+1

26

Лекс

Вообще-то, к королям обращаются как Ваше Величество х) Ваше Высочество - это принц, в нашем случае - наследник)

- Приветствую вас, о Вседержатель Запада и Востока, Король Валло и всех волков, Деспот озёр и ручьёв, Кесарь гор и лесов, ну и прочая, прочая, прочая, о чём я не знаю в силу своей глупости, несравнимой с вашим гением, Ваше Высочество.
Как я и ожидала, пленник оказался мало того, что предателем по отношению к Королю, но ещё и смел выражать свой сарказм прямо в глаза правителю. Я даже где-то подспудно почувствовала уважение к такой смелости и, боюсь, не смогла скрыть этого. Но потом прищурила свои зелёные глаза и чуть мотнула головой, скидывая это странное полунавождение. Противник, конечно, заслужил своё уважение, но тем и опаснее он был. И, кажется, понимала это не только я.
Советники переглянулись, потом чему-то между собой кивнули. Видно, давно зревшее подозрение о том, что подстрекатель отнюдь не прост так, как кажется, в очередной раз подтвердилось. Подумав об этом, я даже чуть поёжилась, потому что... Тот, кто был во главе бунтарей, точно был не из простых, наверняка знал о Короле не понаслышке, если вообще был не из близкого окружения. И это... пугало. Потому что кто знает, на что ещё способен тот, кто знает, или, по крайней мере, догадывается о том, как влиять на Короля.
При этой мысли я покосилась на Лая, сейчас напряжённо сверлившего взглядом отвечавшего бунтаря и слушающего его, чуть сдерживающегося от проявления своей ярости, Норфолка. И подумала о том, что, по крайней мере, одно слабое место Короля известно многим, хотя, подозреваю, сам Наследник об этом даже не догадывается. Зря Норфолк от него отгораживается видимой строгостью и недовольством. Ведь нет-нет, да кто-нибудь и заметит, с какой тревогой и волнением смотрит Его Величество на собственного сына, когда тот не видит, и как внутренне переживает всё, что происходит с Лаем...

офф

Лай, отпиши свой пост до следующего моего поста, хорошо? Всё-таки твоя реакция, хоть какая-то, должна быть

0

27

Лекс увидел входящие фигуры, вроде двое. Сам Величайший король обратился к нему, смерду, это было для темного волка несколько двузначно - с одной стороны, он говорит с королем, но с другой стороны, лучше говорить с ним умирающим, а не в его пещере. В голове мелькали мысли о побеге, возможности ударить короля и бежать, но вторая фигура, выглядевшая в своём молчании куда страшнее, да и никто не знает, сколько волков стоят с той стороны, а у него даже знаний о месте нету, не говоря о силах на столь дерзкую выходку. А поэтому мысли о бегстве исчезали с пугающей скоростью, оставляя бунтаря с немногими эмоциями внутри. Среди них мелькал страх, но воля и рассудок гнали его в самые глубины сознательного, оставляя лишь презрение к королю, его служанке, его выводку и его прихвостням с какой-то странной уверенностью, ибо он или умрет, или же покинет эти стены свободным. В миг он прокрутил возможные вопросы, услышал ответ короля:
- Не стоит показывать нам своё лицемерие. Я знаю, какими вы можете быть подлыми. Лучше скажи мне: кто он, этот волк, что сбивает вас с верного пути?
Сей вопрос несколько рассмешил Лекса в его твердой уверенности касательно идиотизма короля и всего несправедливого гнета деспотии, которой сам бунтарь предпочитал равную власть всех, а затем он подумал, что надо бы немного размыть рамки разговора, свести его на нет, а посему ответил весьма странно, припоминая наиболее изощренные выражения:
- О, Ваша Бесподобность, Ваша Справедливость и Ваше Величество, простите, что смею взирать на вас своим холопьим взглядом и отвечать так дерзновенно. Но что за вопрос: - кто заставил? Вот кто организовал, это да, но "кто заставил"? Это глупо для Вашей Разумности, ибо такие решения принимаются самостоятельно, мной, ибо я противник всякой тирании и выступаю за равенство возможностей, так как править должен не сын нынешнего правителя, а достойнейший этого бремени. Так что вы сбиваете нас, Ваше Великолепие, с пути идеального устроения жизни своим архаизмом. А вот кто немного помог мне найти вашего сына, пусть останется неизвестным, я же не хочу подставить его или её. А теперь стреляйте молниями, мечите гром или делайте, что вы там делаете с теми, кто неугоден вашей тирании.

+2

28

off
Лекс написал(а):

глаза Лая, светящиеся верностью своему отцу

Ну, не знаю. Где ты там верность увидел? ХД

Тяжёлый вздох и очередная неудачная попытка собраться с мыслями. В голове всё ещё роились мысли о недавнем происшествии. Кто просил вмешиваться? Шерсть на загривке снова начала подниматься, а хвост - вилять из стороны в сторону. Когда он успел стать таким нервным?.. Успокоившись, Лайонел привел себя в порядок и, закрыв глаза, прислушался. Послышался отдалённый стук когтей о камни. Идёт… Ведут. Кто-то толкнул в плечо, неприятно отвлекая от своеобразной медитации; Нел резко дёрнулся и ощетинился, поворачивая голову в сторону толкнувшего, но, заметив грозную наставницу, издающую неясный звук, быстро привёл себя в порядок. Он уже хотел выругаться вслух, но вовремя осёкся. Чёртова Тартар. В пещере снова потемнело, и пропала добрая часть воздуха – значит, кто-то вошёл, и этого «кого-то» явно было очень много. Нел устремил взгляд к выходу. Увидев наглую морду бунтаря, Лай весь съежился, будто наелся ревеня или полыни. Нет, черный волк вошел в пещеру послушно, даже подозрительно спокойно и без выходок. Нет, наглость была не в его поведении. Но весь его вид выдавал чрезмерную самоуверенность и наглость. Вся его черная шерсть так и искрилась дерзостью и нахальством, возбуждая сознание Лайонела. Он невольно поймал себя с вздыбленным загривком и оскаленными зубами, уже готовым к прыжку, с мыслью, что в последние несколько дней стал каким-то подозрительно эмоциональным и раздражительным. На секунду Лай задумался, с чего его так внезапно передернуло от вошедшего в пещеру бунтаря, неужто простил отца и теперь снова готов отдаться служению ему до конца? Еще на мгновение на морде поднялись шерстинки, показывая страх и отвращение. Нет, это все ложь, и такого быть не может. Просто раздражает такой тип персонажа? Да. Выражение сменилось на холодное безразличие, чем-то напоминавшее отца.
- Приветствую Вас...
Дыхание перехватило с первых слов. Вздернутые кверху брови, голос выше обычного с прежним, уже знакомым сарказмом – речи с издевкой… Нел сморщился, почувствовав резкий приступ тошноты. Оставаться в пещере больше не было сил: снова кружилась голова, снова нечем было дышать, снова давили стены… Ему уже абсолютно безразлично, что произойдёт дальше, что спросит отец и что ответит пленный, в голове туман.
- …всякой тирании и выступаю за равенство возможностей…
Да и какого чёрта меня вообще сюда позвали?
- …сбиваете нас, Ваше Великолепие, с пути идеального…
Я не советник, не воин, не испещрённый опытом и мудростью старец, не Тартар, в конце концов.
- ...я же не хочу подставить его или её.
Что, во имя Эдьёс, я могу сделать на допросе?
Мысли набирали скорость, смешиваясь с протяжной речью бунтаря. Невольно резко рыкнув, Лайонел подскочил со своего места и, продвигаясь вдоль стены, касаясь её своею вздыбленной шерстью, дошёл до самого скопления тел; кое-как сквозь него просочившись, Нел оказался снаружи пещеры. Снаружи было светло и прохладно, так что он с большим удовольствием вдохнул полной грудью до боли в лёгких. Выдох. В ушах зазвенело, и чуть закружилась голова, но всё же это было лучше, чем то, что происходило в пещере. Да, однозначно лучше. Настроение тоже приподнялось, и всё ещё нетвёрдым шагом Лай потрусил в сторону целителя.
В пещере было прохладно – никто не стоял в проходе, загораживая проход воздуха. Лайонел ещё раз глубоко вздохнул и закашлялся, когда вдох сорвался на сипение. Кайло находился в глубине пещеры, напевая под нос какую-то до боли знакомую песенку и раскладывая собранные травы – нынче был как раз самый сезон для их сбора, к тому же, перед зимой стоило пополнить запасы. Вместе с ним был кто-то ещё – видимо, такой же больной. Лайонел усмехнулся неоднозначности собственной мысли. Атмосфера пещеры целителя с приятным запахом разных трав и несколько пожухшей травой под лапами медленно затягивала разум сонной негой в ритме песенки Кайло. Нел прилёг у входа, дожидаясь своей очереди, и закрыл глаза. Очнулся он от того, что кто-то громко цокал языком прямо над самым ухом. Резко подскочив, Лай на одном дыхании выпалил все свои проблемы (несомненно, умалчивая тот факт, что неким образом с недавних пор его начало тошнить от собственного отца и по стечению обстоятельств ещё и его короля).
- Клаустрофобия, дружок, кла-у-стро-фо-би-я, - хрипящим голосом протянул целитель и, предугадывая последующий вопрос, продолжил: - боязнь замкнутого пространства.
Ещё с минуту прошуршав в травах, он засунул в пасть какой-то комочек трав и послал на прогулку – дышать свежим воздухом.
- Длительное нахождение в пещерах строго противопоказано. Как можно чаще гулять. Как можно чаще, – и с этими словами снова вернулся в дальний конец пещеры, напевая под нос всю ту же песенку.
Дожевав травы, Лайонел ещё неопределённое количество времени пролежал на траве у входа, ловя мимолётный, но такой приятный момент. В конце концов, решив, что неплохо бы уже сходить и подышать воздухом, он неспешно потянулся, разминая затёкшие мышцы, и потрусил в сторону леса. На открытом пространстве сейчас гулять было нельзя – облака медленно рассеивались, а это означало только одно - скоро выглянет солнце, и потом ещё месяц минимум придётся лежать под надзором целителя, залечивая воспалённые глаза. Значит, путь был только в близлежащий лес, куда, собственно, и трусил неспешно Лайонел.
Где-то отдалённо в подсознании Нел испытывал нестерпимое желание порассуждать на тему отца – это была крайне животрепещущая проблема на данный момент; однако, возврат к этому вопросу неизбежно означал бы очередной приступ. Недолго думая, Лай отгородился ото всех насущных проблем и наслаждался лесом: его звуками, запахами…
Мирные мысли были прерваны непонятным шуршанием и топотом лап. Взгляд, до этого устремлённый в землю, спрятанный от на удивление яркого солнца, поднялся до уровня горизонта. Между кустов кто-то стоял. Поохотиться сейчас было бы очень кстати, но, сморгнув набежавшие на глаза слёзы от взгляда против солнца, Лай чётко различил чей-то силуэт. Он явно был волчий. Только сейчас Нел осознал, насколько далеко зашёл от королевских территорий…

+1

29

Он долго держался. Очень долго. Стискивал зубы, пока бунтарь выговаривался, скрывался за маской деланного безразличия, в душе (да и не только в душе теперь) метая молнии и закипая. Кидал недовольные взгляды на малость удивлённых советников, в свою очередь недоумевая, как они сами не могут догадаться о том, зачем он их пригласил. Конечно же, чтобы они наконец лично, морда к морде, столкнулись с этими... выродками, вот уже который месяц будоражущих своими идеями обычных, рядовых волков, чтобы буквально носом ткнуть в проблему, которая выросла до размеров язвы с попустительства советников, и теперь которая отравляла, казалось, весь воздух на острове. И теперь ожидал от них большей расторопности в обязанностях: в конце концов, кто должен был знать о нападении, нет, даже о том, что такая попытка будет? Хмуро пару раз глянул на Тибальда, верного друга, которого обидел в припадке ярости, а теперь не знал, как извиниться. И это ситуация, в которую он попал, малость раздражала. Даже Тартар досталось парочка недовольных взглядов... правда, связанных скорее с тем, что она не осмелилась ему перечить, и теперь одним своим присутствием напоминала ему о том, как он порой бывает безрассуден и категоричен. Но, но, но... Побег сына, вдруг сорвавшегося с места и без позволения покинувшего пещеру, стал последней каплей.
Пелена ярости всколыхнулась вновь. Однако остатки разума призвали к порядку. И даже помогли ответить, не теряя своего достоинства:
- Хорошо. Пусть будет так. Увести. Заточить в лабиринты, - отрывисто, чётко. Необыкновенно холодно и безэмоционально. Ярость свернулась жгучим клубком где-то в груди, и Норфу даже периодически казалось, что ещё секунда - и он начнёт плеваться огнём, самым настоящим. Но держался. С трудом, но держался.
Он не обратил внимания на лёгкие, ошарашенные взгляды присутствующих, когда он упомянул о заточении. Ибо все знали, что это верная смерть, ведь из лабиринта не вырваться, когда вход и выход одновременно только под потолком, а еды и воды нет вовсе. Не обратил нарочно, чтобы не сорваться. Лишь хрипло выдохнул. когда пленника увели:
- Я позову вас позже. Все свободны.
И лишь когда советники, недоумённо оглядываясь, ушли (даже Тибальд, хоть и с хмурым недовольством, но подчинился), когда тяжело уковыляла из пещеры Хранительница, и даже воины, подчиняясь приказу, покинули пещеру... Только тогда Норфолк позволил себе яростный, кровожадный рык, раскатным громом прокатившийся по пещере. Только тогда вспыхнул, словно неоновая звезда, а волны электричества прокатились по пещере стремительной волной. К счастью, не выплеснувшись в коридор, где остались стражи. Только тогда Король дал выход своей ярости и жгучей ненависти к тому, из-за кого успех и процветание стаи... оказались под угрозой. Под угрозой распада и полного исчезновения королевского рода как "виновников" в глазах подданных. Под угрозой утери доверия... и распада того, что его род так долго и старательно старался вести к успеху. К лучшему будущему.
Он рвал и метал. С рыком проносился по пещере, не заботясь о том, как это выглядит со стороны. Да и стражи никому не скажут - на это пост ставились только самые преданные... и молчаливые. Чуть на стены не бросался, и по потолку не бегал разве что потому, что банально такой способности не имел.
А потом... выдохся. И опустошённо опустился у подножия своего трона и закрыл глаза. Лишь бы не видеть тот разгром, что учинил, пытаясь избавиться от разрушительных эмоций...
... - Милый мой, ты опять злился? - мягкий и такой родной голос ворвался в его беспамятство, в которое он провалился из-за моральной опустошённости. Заставил вздрогнуть, очнуться... И устало вздохнуть, так и не открывая глаз:
- Да. Опять. Не сдержался,- и вздохнул снова. На душе было горько. Гадко. И грустно. Ведь именно такой: яростный, жёсткий, вспыльчивый - он был в душе всё то время, пока пытался для блага своего народа стать достойным, уважаемым правителем. И ведь получилось же! А потом... а потом всё побежало под откос. К Инфестиону, что уж там... Горькая мысль, посещающая его уже который месяц со дня первого столкновения с бунтарями. Что я сделал не так? Не знаю... Что послужило этому началом? Не знаю... Как же это узнать теперь? Не знаю... Как показала жизнь, я мало чего знаю, на самом деле...
- Норф... - тихий зов слева, и король приоткрыл глаз, чтобы взглянуть на свою единственную безоговорочную союзницу. Ту, которая поддерживала его всегда, независимо от обстоятельств.
- Что, милая? - тихо-тихо в ответ. Ибо в горле после многочисленных громогласных рыков уже першило. Но встать и напиться сил не было. До сих пор.
- Я видела, каким Лай возвратился с... нападения, - Королева сглотнула, а в глазах на миг блеснула влага. А Норфолку неожиданно перед ней стало стыдно. Ведь чуть было не угробил их единственного сына!.. - Кажется, мы переборщили с заботой о его безопасности... может, объяснить ему, почему мы поступаем... так? - а в глазах стояли слёзы. Ведь она сама когда-то приняла решение... не говорить. Промолчать.
- Эль, я не уверен, что это поможет. Он отдаляется от меня... Или я его отталкиваю. - грустный вздох и совсем тихое:
- Порой мне кажется, что и второго-то сына у меня... теперь нет...
И они замолчали, прижавшись боками. Слишком много горя. Слишком много мрачных воспоминаний. Слишком много боли, которую пережить можно было лишь так. Вдвоём. В тишине. Жаль только, что ошибки от этого не исправятся, а проблемы не решатся без их участия. Хотя порой к Норфолку забредала одна странная, но иногда до ужаса привлекательная мысль бросить всё: стаю, эти пещеры, тяжёлый груз решений - и убежать отсюда далеко-далеко, забрав с собой сына и жену. И больше никого-никого не видеть. Не ощущать. И не чувствовать перед подданными странную, временами накатывающую без причин вину...

Отредактировано Game Master (2017-02-17 15:42:16)

+1


Вы здесь » Фэгорт » Архив отыгрышей » Квест о нападении на короля; Валло [завершён]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC